Бемби

Dec. 15th, 2005 07:24 pm
corumji: (Default)
- Смотри, чего плывет!

Антоха Капустин сидел на соседнем баллоне пришвартованного к берегу катамарана и тыкал пальцем куда-то в середину потока.

Не, не так.

Иркут сделалал плавный поворот налево, огибая большую галечную отмель. Мы втроем (я, Антоха и катамаран) весело качались на волнах и радовались жизни, когда в то же время впереди трое (Юля, Кирилл и катамаран) быстро чалились к берегу.

- Не сплав, а ёрзанье какое-то! - проворчал я недовольно. - Тут-то чего останавливаться?

На первый взгляд на реке не было ни одного опасного препятствия. Но в желудке внезапно появилось нехорошее ощущение.

- Давай-ка тоже чалиться, - сказал то ли я, то ли Антоха. А, может, оба сказали. Против нехорошего ощущения не попрёшь - себе дороже.

Зачалились, прошли по берегу до поворота - мама дорогая!

Может, какой-нибудь опытный водник дошел бы с нами до этого поворота, посмотрел бы и сказал вот так:

- Тьфу! - и пошел бы обратно к катамарану.

Но я ни разу не опытный водник, поэтому я сказал:

- Мама дорогая!

Или это Антоха сказал? Неважно, главное, что было от чего: раз слив, два слив, посередине камень подводный торчит, справа бревно поперек, все бурлит, пенится. Одно слово - чача. А если по лоции, то порог "Скверный". Или "Стрёмный", не помню.

Посмотрели мы с Антохой на этот праздник жизни и сказали:

- Ну что, мы первые пойдем? - грустно так.

- Ага, - ответили Юля и Кирилл, и пошли ставить страховку. А мы с Антохой - обратно к катамарану, на баллонах сидеть.

И вот тут Антоха и говорит:

- Смотри, чего плывет, - а сам пальцем тычет.

Я посмотрел и сначала подумал: "Ну ни фига ж себе утка!". Потому, что показалось, что утка плывет, только большая очень. Потом внимательнее посмотрел, и (уже вслух) сказал:

- Мама дорогая! - второй раз за день, между прочим, - Косуля!

Ан нет, не косуля. Посердине реки барахтался маленький олененок. Даже не барахтался, а отчаянно боролся за свою маленькую оленёнковую жизнь. Изо всех своих последних оленёнковых сил.

Мы сначала замерли. А что делать? Течение недетское, впереди порог - вплавь не бросишься. Но и на берегу просто так стоять - сил нет. Тогда мы, вопя дурными голосами, кинулись бежать вдоль реки, надеясь, что олененок испугается нас и выплывет на другой берег.

Глупо, конечно. Как будто ему там, посреди реки, больше бояться нечего.

Но олененок, видимо и сам решил, что надо уже как-то выбираться. И выбрался, неожиданно легко, на противоположный берег.

От радости за животное мы с Антохой завопили еще громче. И тут произошла неожиданная, но вполне логичная вещь.

Поставьте себя на место этого звереныша. Пять минут назад он со своей мамой переходили реку, как вдруг бац! - все завертелось, стало мокро, холодно и стремительно. И без мамы. Захлебываясь, едва живой, он выбрались на берег, посмотрел назад и что увидел? Правильно: нечто большое, темное и громко орущее. На четырех ногах.

"Мама!" - подумал олененок и бросился обратно в реку.

- Куда! Назад, придурок! - но где там!

Олененок (откуда только силы взялись?) резво пересек струю, но, подплывая к берегу увидел, что это вовсе не мама, а два тревожно-небритых мужика. Он повернул назад, намереваясь в третий раз пересечь реку. Но Антоха, аки сокол, вбежал в реку и вытащил бедолагу на твердую землю. И вовремя - до порога оставалось метров пять, не больше.
corumji: (Default)
Что-то не заладился у меня отчет по Мунку-Сардык. Я вообще не умею писать отчеты про походы. Вон у меня за позапрошлое лето поход неописанный валяется. Два дня написалось - и все. Так что я наверное все описывать не буду. Так кусочками. Вот, например:


из неизданного )

Скучно как-то этот отчет писать, неинтересно. Если тезисно, то получается так:

Проведено: 60 часов в пути, 40 часов на горе.
Потрачено: 5520 рублей (на четверых, не считая расходов на питание)
Набрано: 2616 метров из 3491 возможных.
Сожжены: 1 горелка, 1 перчатка и дров без счета.
Выпито спирта: всего 250 грамм (сам в шоке!)
Перевернуто: 2 автомобиля.

Давайте, я вам лучше про Ардана расскажу.

Ардан - турист со стажем. Много где был, много чего видел. И вот, настал момент поделиться накопленным. Опытом и знанием. Педуниверситетов Ардан не заканчивал, поэтому у него своя методика обучения - куда там Макаренко!

Сцена первая.

К станции МЧС в Кырене подъезжает автобус, битком набитый юными туристами из БГУшного клуба "Скальп". Первым из салона выпрыгивает Ардан и громко кричит куда-то внутрь:

- Так, студенты! У вас ровно час! Дрова во дворе, вода в колодце! Варить в ведрах, жрать на улице! В ДОМЕ НЕ ЖРАТЬ!!!

Дом - это станция спасов. Там печка, там тепло, там только что закипел чайник. Но, если ты идешь зимой в горы, к теплу лучше не привыкать. Чревато.

Студенты начинают медленно готовить обед. Ардан, убедившись, что процесс запущен, с чувством выполненного долга идет в дом. Пить чай возле печки.

Сцена вторая.

Долина ручья Мугувек, полдень.

Как оказалось, тропа в самомо начале долины разделяется на две. Одна идет по правому (орографически) берегу ручья, другая, соответственно, по левому. По большому счету, все равно, по какому берегу идти, в итоге, обе тропы (рано или поздно), выходят к озеру Эхой. В конце долины тропы разделяет 600 метров заснеженной равнины, человек на таком расстоянии кажется не больше буквы i в этом посте.

И вот, одна из этих i на другой стороне долины, шутя перекрикивая расстояние орет:

- Сюда! Идти сюда! - это Ардан.

Я иду с Юлей. Мы уже порядочно забрались на пригорок, поэтому идти назад нам лениво - это метров 50 вниз по курумнику + полкилометра по заснеженной равнине. Поэтому мы гнем свою линию. Скальповцы, идущие с нами нервничают. С одной стороны - им тоже лениво, с другой - Ардан в гневе страшен.

- Сюда! Быстро! - несется над долиной. И, наконец:

- Все студенты БГУ, КО МНЕ!!!

Студенты, словно по зову гаммельнской дудки сворачивают с натоптанной тропы и обреченно бредут по снегу, стягиваясь к одному центру. К Ардану.

Все кто любит меня, за мной.


Сцена третья.

Озеро Эхой, 2616 метров над уровнем моря. Отсюда начинается подъем на Мунку-Сардык. Время - чуть больше трех часов дня, темнеть начнет еще через три часа. Погода портится - дует сильный холодный ветер пополам со снежной крошкой. Наверх идут пять парней из "Скальпа". По их словам, их цель не дойти до вершины, а "словить жопы". Что же, этой цели они сегодня добьются по-любому. Ардан дает старшему группы рацию со словами:

- На связь выходите каждый час. Если вы не вышли на связь в положенное время, я начинаю спасработы. Если вы потеряли связь - СРАЗУ поворачивайте назад! Все понятно?!

Понятно все, и парни уходят в сторону ледника. Сам Ардан остается внизу, на всякий случай - организовывать спасработы. У него в руках большой китайский термос с чаем, но он его никому не дает. Им он будет отпаивать тех, кто пошел наверх, когда они вернуться. Как Анатолий Букреев.

К слову сказать, парни так и не зашли - погода не позволила. Не дошли 150 метров. Вверх.

Сцена четвертая.

Утро последнего дня. Палаточный городок лежит в руинах. Народ пытается распихать эти руины обратно по рюкзакам, получается плохо. Над этим всем слоняется Ардан.

- Студенты! Кто не вернул веревку?! У меня было три бухты веревки! Одной не хватает! И трех ледорубов!

Студенты молчат, трамбуя рюкзаки. Ардан подходит к одному из скальповцев и подбирает бухту веревки. Происходит следующий диалог:


Скальповец: Это моя веревка.

Ардан: Ничего не знаю, у меня одной бухты не хватает.

Скальповец: Но это моя личная веревка.

Ардан: Найдешь мою веревку, получишь свою обратно. Ищи. У тебя полчаса.


И Ардан удаляется в сторону своей палатки. Саша комментирует это так:

- Я знаю около четырехсот сравнительно честных способов отъема веревки.

Через какое-то время та же сцена происходит с уже с другим скальповцем и, на этот раз, с ледорубом.

Через полчаса Ардан воссоединился со всем своим снаряжением.

Сцена пятая, последняя.

Вечером 6-го ноября к посту спасателей в Кырене подъезжает автобус "Скальпа". Из него выпрыгивает Ардан и кричит куда-то вглубь салона:

- У вас ровно час! Вода там же, дрова там же! В ДОМЕ НЕ ЖРАТЬ!!!

Чтоб не расслаблялись, студенты.

P.S. Я все еще в подпольном режиме, читать - читаю, но на комментарии времени почти нет... :(

Уфф!

Nov. 8th, 2005 11:29 am
corumji: (Default)
Ну все, вроде вернулись :) Хотя это заняло чуть больше времени и сил, чем предполагалось ранее. Но все живы и относительно здоровы. Картинки и слова coming soon :)
corumji: (Default)
А я ухожу в горы. На все выходные.

Не поминайте лихом :)

Иду сюда:

Посмотреть в полный размер, 90,75 КБ, 1577x300 )

Гора Мунку-Сардык, 2 мая 2004 года.
corumji: (Default)
Спускались мы как-то с перевала возле пика Нефтяников к Соболиному озеру. По Медвежьему ручью. Не знаю, на самом ли деле он так называется, или нет - в тех краях каждый второй ручей - Медвежий. То есть идешь по Медвежьему (как ты думаешь) ручью, а на карту посмотришь - дудки, Левый Поперечный! Но это все лирика. Не об том я.

Ведь это только говорится так: "спускались по ручью" - надо же как-то словами этот процесс обозначить, чтоб не матерно получилось. Поэтому пусть будет "спускались по ручью". А на самом деле это - тихий ужас. А порой - вовсе даже и не тихий. Это если там об камень ударишься, в воду наступишь (на первых порах) или вовсе, со всей дури на спину грохнешься, подскользнувшись. Тогда очень даже громко получается, и, по большей части, трехэтажно, хотя и незатейливо.

Но по самому ручью идти еще весело, прыгай себе с камушка на камушек, да знай, равновесие сохраняй (это важно). Ну, иногда вброд перебредешь. А потом обратно. И снова вброд. И опять обратно. И снова... А потом ручей кончился. Ну, не то, чтобы кончился, а нырнул в каньон. Это когда у него с каждой стороны - по скальной стенке, и по берегу уже не пройдешь. Тут, хочешь- не хочешь, пришлось в лес сворачивать. А в лесу уже совсем другой коленкор. Тропы тут нет, есть только общее направление. А кроме направления есть еще трава по пояс, коряги, ветки, бревна, пеньки, еще ветки и снова бревна. И, что характерно, все это - поперек дороги. Как сговорились, ей богу!

Это я все к чему? А вот:

Замыкающим шел Серега Вензелев. Он шел и издавал звуки. Примерно такие:

- Бах! Хрясь! Шлеп! Щелк! - это Сергей запнулся и рухнул в кусты.

Потом минутная пауза, и:

- @$#$#$@ая тайга! #@#$#@ая Бурятия! @$#@#$$@#ые походы! Чтобы я! Еще! Раз! Сюда! #@$#$#@$$!!!!!

Затем он с хрустом выдирался из кустов и обреченно шел дальше. До следующего бревна, где все эти звуки повторялись снова, с незначительными вариациями.

Но все плохое, как и все хорошее, рано или поздно заканчивается. Закончился и Медвежий (пусть будет Медвежий) ручей, незаметно влившийся в Зун-Селенгинку, которая, в свою очередь, смешала свои воды с водами Соболиного озера. А тут еще на байдарке подошли Юля с Кириллом и всем стало счастье. Одним словом, вечером у костра, подняв кружку с огненной водой, Серега Вензелев сказал:

- Я тут недавно наговорил много нехороших слов о тайге, Бурятии и походах. Но вы же понимаете, что это все неправда! На самом деле тайга, Бурятия, и походы... - и тут он наговорил много добрых и хороших слов о тайге, Бурятии и походах.

Настроение у всех было отличное. Поход подходил к своему логическому завершению, от Соболиного озера до цивилизации шла натоптанная тропа, идти по которой от силы - шесть часов. А там вокзал, поезд, дом, чистая постель.

Поэтому на следующий день вышли в 5 часов. Вечера. Чтоб экстремальнее. Чтоб еще на переправе задержаться. Чтоб идти без отдыха! Чтоб ноги в хлам убить! Чтоб по ночи! В темноте! С одним фонариком! И еще Сашу по дороге потерять! Придурки!!! Ненавижу!!!

Ой. Расчувствовался. Но суть передал вроде верно - к людям выходили уже ночью, вымотавшиеся, с одним фонариком, в полной темноте. А замыкающим, как всегда, шел Вензелев.

- @$#$#$@ая тайга! #@#$#@ая Бурятия! @$#@#$$@#ые походы! - разносилось в ночном воздухе.

Мы шли к людям.
corumji: (Default)
Вот здесь здесь [livejournal.com profile] waspi задала интерсный вопрос. И мне, в связи с этим, вспомнилась вот такая история.

* * *


Большая Речка - она только по сравнению с Малой Речкой большая. А так - не очень. То есть, ключевое слово в ее названии - не "Большая", а, все-таки, "Речка". С другой стороны - не "Речушка". Неширокая (метров 15), без серьезных препятствий (только перекаты, даже шивер нет), расход воды небольшой, от города - 2 часа на электричке - одним словом, идеальный вариант для четырех с половиной не слишком умелых водников, чтобы раскататься в начале нового сезона.

Почему "с половиной"? Потому что не далее, как за неделю до сплава, Саша Г. (в миру - Беня) говорил Саше Ф. (он же Варлок) примерно следующее:

- Саша! - говорил Саша, - природа, она, ведь, мать!

- Мать! - соглашался Саша, прикладываясь к бутылке красного полусухого.

- Ты должен это прочувствовать, Саша! - не унимался Саша. - Ты должен вернуться, так сказать, в лоно!

- В лоно? - обреченно удивлялся Саша.

- В лоно! - настаивал Саша. - Вы умеете стрелять? Я дам Вам парабеллум! То есть рюкзак! И весло.

И Саша Ф. дрогнул. Через неделю ему дали рюкзак и посадили в электричку "Улан-Удэ - Мысовая". Весла ему не досталось. Хотя он и не настаивал.

В первый день мы пешком зашли вверх по Большой Речки километров на двадцать. Мы - это я, Юля ([livejournal.com profile] ragnarsdottir), Кирилл и Александры. Дошли до зимовья, возле которого и заночевали.

Утро второго дня выдалось серым и хмурым. Пока Юля с Саньками готовили завтрак, мы с Кириллом собрали наш катамаран (желто-зеленый красавец-четверка, партийная кличка - "Великий Джа" ). Потом все вместе позавтракали и, часов в 12, оттолкнулись веслами от берега.

Бревно появилось на горизонте спустя 2 часа.

- Оп-па! - сказал Кирилл. - Чалимся!

И мы зачалились. К правому берегу.

Детальный осмотр препятствия показал, что бревно, в количестве одной штуки, лежит поперек реки на расстоянии 20 (двадцать) сантиметров от воды. Бревно гладкое, без сучьев, диаметр ствола у корня около 50-ти сантиметров. Правый берег порос густым лесом, тропы нет, обнести катамаран по нему - дело долгое и муторное. На левом берегу бревно лежит на галечном отровке, к которому можно зачалится. Перед островком на повороте - большой завал из бревен, сучьев и пр., очень неприятного вида. Сильная струя огибает завал и, через пятнадцать метров, ныряет под бревно.

В ходе обсуждения было высказано три предложения по решению проблемы:

1. Обнести кат по правом берегу.

2. Пилить бревно.

3. Перегрести струю, зачалиться ровно перед бревном на островке и обнестись по левому берегу.

Первые два варианта были с негодованием отметены, как волюнтаристские и малодушные, потому решили перегребать. И тут Кирилл сказал фразу, навеки вошедшую в историю.

- Посрать бы, - сказал он, с тоской глядя в бурные воды Большой Речки. (Тут я прошу прощение за грубость и приземленность Кирилла, но именно так он и сказал, и, честно признаться, тут я был с ним полностью солидарен. Было такое желание, было.)

С неприятным чувством в районе желудка мы погрузились на "Великого" и, перекрестившись, ринулись перегребать.

- Гребите! Гребите, галерные крысы! ##@#$!!! @#!#@#! #$$%$@#!!!! Гребите!!!- неслось над быстрыми водами реки.

* * *


- А если мы не перегребем? - робко спросил кто-то в процессе обсуждения.

- Во-первых, мы перегребем, - возразили ему, - а во-вторых, если даже не перегребем, то нас просто навалит на бревно, мы по нему перелезем на левый берег и веревкой сдернем кат.


* * *


Так вот, все было не так. Ни во-первых, ни во-вторых. Сначала кат навалило правым баллоном на злополучное бревно, а потом, шутя, протащило под ним, одновременно переворачивая. Махину, водоизмещением в полторы тонны перевернуло, как спичечный коробок! Это был шок.

Ничего не мелькало перед глазами. Ни детство, ни отрочество. Просто вода, которая обычно плескалась где-то внизу, вдруг оказалась в районе пояса и все так же неукротимо прибывала. Чисто машинально я телом попытался откренить кат, но, само-собой, тщетно, и, как сидел, в коленный упорах, так и ушел под воду, аки "Варяг". Мир окрасился в синие тона, звуки стали глухими и далекими, над головой метались какие-то тени, а в голове билась одна-единственная мысль: "Облажались!" И все это медленно, очень медленно.

Когда я вынырнул, на кате уже сидело три ошарашенных существа. Юли нет! Оборачиваюсь - вижу, как она выползает на берег, сразу за бревном. Слава богу. Тоже залез на кат и... Следующие три минуты были самыми беспомощными минутами в моей жизни - плывешь на перевернутом катамаране, без весел, посередине реки, Юля скрывается за поворотом. Потом как-то зацепились за ветки нависающего дерева, зачалились, нашли Юлю, перевернули "Великого", отжали мокрые вещи. Кстати, Юля не только первой добралась до берега, но и попутно спасла три из четырех весел. Я о таких мелочах в тот момент даже и не думал.

Больше всех радовался Варлок. "Приезжай в Калифорнию, отдохнем, повеселимся", - издевательски говорил он, намекая на фильм "Крепкий орешек".

И самое трудное в этой ситуации было снова сесть на катамаран, который воспринимался, как потенциальный убийца. Но мы это сделали. И, полуослепшим экипажем (я и Бенька утопили свои очки), завершили маршрут и даже успели на электричку.

И, в тот момент, когда мы, мокрые, грязные и довольные ехали домой, накатило то самое ощущение ЖИЗНИ. А люди, едущие в электричке, брезгливо смотрели на грязную воду, стекающую в проход с рюкзаков - они не понимали. Они никогда не переворачивались на катамаране... И слава богу!
Page generated Sep. 20th, 2017 01:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios