corumji: (Битл)
Бывает так, что человека, работающего (в поте лица) с самого утра, где-то в обед внезапно посещает мысль. Причем не абстрактная, а вполне конкретная — «А не выпить ли вам, Сергей Валерьевич, чашечку чая?». И тут, же вслед за ней, другая — «С булочками».

Так получилось, что я работаю дома. Или живу на работе — это с какой стороны посмотреть. Не суть. Суть в том, что чай дома был, а булочек не оказалось, потому что я их всех съел еще за завтраком.

А что делает человек, не обнаружив в доме булочек? Правильно — надевает куртку и идет в магазин. Так я и поступил.

И тут началось самое интересное.

В двери моей квартиры два замка, один над другим. Верхний закрывается на ключ, а нижний считается усопшим и в расчет не принимается. Как выяснилось — зря.

— Бум, — сказала дверь.

— Клац, — сказал мертвый замок. И снова впал в кому.

— Мать! — сказал я. И выругался.

Первый человек, которого я вспомнил, стоя перед захлопнувшейся дверью, был инженер Щукин. Несомненно, я был в более выигрышном положении, чем муж Эллочки-людоедки — я был одет и не намылен. Но! Через три часа я должен ехать в Казань: фирменный поезд № 50 «Татарстан», вагон 13, место 28. И, несмотря на то, что я, Казанский вокзал и поезд № 50 находятся в одной полуплоскости относительно закрытой двери, билет, паспорт и ноутбук, без которого мне делать в Казани абсолютно нечего, лежат в другой.

Потом я подумал про специального человека, который на длинной веревке спускается до моего седьмого этажа и, оттолкнувшись от стены, изящно (пятки вместе, носочки на себя), ногами вперед влетает в кухонное евроокно. Тут мне стало плохо и больше я про этого человека старался не думать.

Третий человек, некто продюсер™, был в Уфе и жопу пьян. Осознав проблему он сказал:

— Это тебе в МЧС надо! Ты телефон Шойгу знаешь?

Я не стал дожидаться, пока он продиктует мне телефон Шойгу и бросил трубку.

Выхода не было — пришлось звонить Коле, арендодателю. Коля без энтузиазма воспринял перспективу ломать стальную дверь (тем более — окно) и предложил контрплан.

— У меня дома, — сказал он, — лежит мешочек с разными ключами. Возможно (!) какой-то из них (!!) и подойдет. Сейчас я пришлю к тебе жену.

Жена арендодателя приехала через два часа, когда до поезда оставался час. В одной руке у нее был мешок с ключами, в другой ребенок. В руках у ребенка были молоток и отвертка.

— Я привезла инструменты, — сказала жена и потупилась.

Я попытался представить себе процесс взлома стальной двери молотком и отверткой и мысленно прослезился.

Раздербанив мешочек и отбросив ключи, которые точно не той системы, я оказался счастливым обладателем двадцати ключей и двух фактов:

Факт № 1

Не факт, что среди этих ключей есть правильный.

Факт № 2

Не факт, что замок вообще можно открыть.

Видели когда-нибудь передачу «Форт Баярд»? А я в ней, считайте, участвовал.

Ключи я складывал в две кучки — которые точно не подошли и которые почти подошли. Когда ключи кончились, я проделал ту же операцию со второй кучкой. Получилось еще две кучки — которые почти подошли, но точно не подошли и которые почти почти подошли. Потом я запутался, перемешал все ключи и повторил вышеописанное еще три раза. Попутно смозолил указательный палец.

Замок не поддавался.

Чета арендодателей, посовещавшись по телефону, приняла стратегическое решение вызвать слесаря дядю Толю из соседнего дома. Слесарь пообещал быть через 15 минут.

В ожидании Анатолия я стал разглядывать ключи. Сравнивая их между собой, выяснил, что в этой куче куча дубликатов, простите за тавтологию. Уникальных ключей оказалось всего четыре.

Четыре — это вам не двадцать! Путем тщательного испытания каждого ключа, путем кропотливых поворотов, путем нажиманий на дверь плечом, бедром…

Короче, третий ключ подошел.

— Ого! — удивился замок.

— Ого! — удивился я.

— Мы домой, — сказала жена арендодателя, похватав ребенка.

— Сто рублей за ложный вызов, — сказал дядя Толя.

— Ну, вы как хотите, а я в Казань, — сказал фирменный поезд № 50 «Татарстан»

И все разошлись, довольные собой.
corumji: (Битл)
История первая. Про меня.

Приспичило мне как-то чего-нибудь бросить. А то все вокруг бросают чего-нибудь, один я как пень. Потому решил — все, с понедельника бросаю.

Решить-то решил, а вот чего бросить? Курить и так не курю, пить бросить — жалко. Во! Дай, думаю, брошу непотребными словами ругаться. Ибо нех нефиг.

Для бросания ругаться непотребными словами был придуман гениальный план.

— Друзья! — сказал я, встретившись с друзьями. — Хотите заработать легких денег?

— Ну, дык! — ответили друзья и вопросительно посмотрели на меня.

— Все просто! Если вы замечаете, что я сказал в вашем присутствии непотребное слово (список непотребных слов прилагается) я буду выплачивать энную сумму в валюте Российской Федерации. Озолотитесь!

Друзья оживились.

Рубикон был пройден, маятник запущен. Либо я разорюсь, думал я, либо… В этом месте начинали рисоваться всяческие прекрасные перспективы.

План был прост и гениален. Но, как выяснилось позднее, имел один, но существенный недостаток.

Вот он: Хоть бы один, мля, заметил бы, вашу мать!

Прекрасные перспективы так и остались перспективами, а я так и не разорился.

История вторая. Про Варлока и Чекаша.

Санька и Ванька решили бросить курить. В этом месте обычно вспоминают афризм Марка Твена, но мы будем оригинальными и не вспомним, а тупо продолжим наше повествование.

Так как они работали вместе, то решили пойти по уже известной вам вышеописанной схеме взаимоконтроля и системы неустоек. То есть, если кто-то из них выкуривает сигарету, он платит другому энную суммы. Допустим, червонец.

Договорились? Догооврились. Пойдем, может воздухом подышим? Пойдем.

Вышли на улицу, стоят дышат. Воздухом.

Первым не выдержал Варлок. Он достал из кармана пачку сигарет, с мрачным видом передал Ваньке червонец и с удовольствием затянулся.

Ваня с завистью посмотрел на Варлока, потом на червонец, потом снова на Варлока, потом плюнул, вернул червонец хозяину и тоже закурил.

Так и не бросили.
corumji: (Default)
Сегодня произошло знаменательное событие - у меня спросили дорогу!

Да-да, подошли и спросили:

- Вы не знаете, как пройти на такую-то улицу?

А я, так важно:

- Дык, елы-палы! Знаю конечно! - еще бы, сам только что оттуда пришел. И рукой машу - мол, туда идите. А потом еще ладошкой так: тынц - типа, завернуть в конце надо.

Ушли. И я тоже пошел, собой гордый - вон, как я все ловко тут в Москве знаю!

Шел-шел. И заблудился...

Потому, что нефиг!
corumji: (Default)
Влад уехал в город, а вернулся с большой ссадиной на лбу.

Рассказывает:

- Еду, никого не трогаю, по телефону разговариваю. Тут приспичило что-то записать, адрес какой-то. Потянулся за ручкой, а она, зараза, из рук выскользнула и завалилась между пассажирским креслом и дверцей. Но записать-то надо! А тут как раз красный светофор. Ну, я бустро выскакиваю из машины, обегаю ее, дергаю переднюю дверцу, да в торопях, да так неудачно, что попадаю ей себе в лоб. Больно! Стою, за лоб держусь, про ручку уже позабыл... А тут зеленый на светофоре. Побежал обратно, сел в машину, уехал. Водители вокруг наверное сильно удивились...

Ага, я бы тоже удивился. Останавливается машина, из нее выскакивает человек, подбегает к пассажирской дверце, бьет себя со всей дури в лоб, довольный бежит обратно.

Мазохисты на прогулке.
corumji: (Default)
Вот про аварию написал и вспомнилось, дорожно-транспортное.

Леха Старостин в тот день был не в духе. Буквально перед выходом он пытался звонить на Тивиком, а там какая-то дама буркнула в трубку "Ща", положила ее на стол и продолжила обсуждать со своей невидимой подружкой свои новые сапоги. Фигня, правда? Но Леша завелся.

- Я ей в трубку ору: "Але, мля!", а она ноль внимания! - кипятился он. - Я ей: "АЛЕ!!!!!". И чего?

- Чего? - спрашиваю.

- А ничего, мля! Про сапоги свои трындит, и все. Ну не сука?!

Вежливо соглашаюсь. Да, говорю, Алексей Борисыч, по всему выходит, что сука, и никак иначе.

Тут подъехал Эдик Гафаров и Леша обрел колеса для передвижения и еще одного благодарного слушателя.

- Ну нормально, а? - с горящими глазами допытывался Леша у Эдика. - И это городская телекомпания! Те-ле-ком-па-ни-я! А может, я клиент?! А может, я им денег заплатить хочу?!

Я сдавленно хрюкнул на заднем сиденье автомобиля. Леша? Денег? Заплатить? Ну-ну...

- И все про свои сапоги! Я уже натурально ору, ну в голос прямо, вот так: "АЛЛЛЛЛЙОООО!", - Леша в третий раз принялся показывать, как он кричал в трубку.

Он бы и в четвертый раз показал, но тут нашу машину подрезала здоровенная фура с надписью "Хлеб. И булки". Старостин моментально позабыл про суку с Тивикома и переключился на водителя фургона.

- От ни фига ж себе! Не, ну вы видели?! Он же тут чуть аварию не устроил! Кто ж так ездит? Да его за руль пускать нельзя! Чья это машина? "Бурятхлебпром"? Все, поехали к их директору!

И мы действительно поехали к директору БХП, и Леша провел у него полчаса. Вернулся довольный.

- Все, - говорит. - Уволили урода. С завтрашнего дня.

Про тивикомовскую даму он больше не вспоминал.

Вот так. Человек купил сапоги - человека уволили. А вы говорите...
corumji: (Default)
Ехали сейчас с Владом по третьему кольцу. Видели аварию - в "Оку" въехал подъемный кран. Но "въехал" - это просто слово такое. Там на самом деле все драматичнее. Показываю:

Вот так (машу руками) стоит кран. "Ивановец", кажется. Вот здесь (снова руками) у него колесо. Преднее. Правое. А перед колесом, вот так, "Ока" белого цвета. Чуть-чуть побольше, чем колесо.

И сразу как-то неудобно за этот кран стало. Неловко.

Внутри пострадавшей машины сидят два старичка и кому-то звонят по мобильному телефону. Лица старичков - цвета "Оки". Но все живы.

А это хорошо, правда?
corumji: (Default)
Стрелов: Блин, спать ложился, на счету восемь долларов было. Утром проснулся - осталось два...
Влад: А эт потому, Леха, что ты спишь, а МТС работает!
corumji: (Битл)
В магазинчик, что по улице академика Челомея зашел человек в синем рабочем комбинезоне с надписью "МосМетроСтрой" на спине. Зашел и купил булку хлеба и банку майонеза. Обычное дело? Обычное. Но!

Этот человек - негр. Реальный негр, с дредами в комбинезоне "МосМетроСтрой"! Ему бы на Ямайку, курить траву и напевать под нос "зе сан из шайнинг", а он в Москве копает метро.

А кто ж тогда на Ямайке?!
corumji: (Default)
Иду я тут недавно по... ну, не важно, где, таких мест везде хватает. Киоски там всякие, с бижутерией, шаурмой и прочим хламом. А на одном киоске табличка, прямо на оконце открой-подай. Как водится, бумага А4, карандаш, слюни. Буквы черные, неровные. И первая мысль - не там табличку повесили. Надо было - на Лубянке, на сером доме.

А что написано было? Да ничего особенного: "Открыто, стучите"
corumji: (Битл)
Снова из детства.

Очень любил в детстве ходить в гости к Поповым. Потому, что у них был переключатель для елочных гирлянд в виде Самоделкина и и сифон для газированной воды в виде пингвина. Пингвин был старый, кнопка для подачи воды у него отвалилась и вместо нее была маленькая гаечка прямо по подбородком. Или как оно там у пингвинов называется? Гайка нажималась туго, поэтому приходилось обхватывать пингвина за шею и душить двумя руками. Тогда из клюва у него текла газировка. Совершенно чумовая вещь!

Но была у них еще одна вещь, по сравнению с которой пингвин казался... пингвином полным. Эта вещь называлась баян.

Большой, черный, блестящий. С кнопочками. На кнопочку нажмешь, потянешь - а он так, тихонечко: дооооо... на другую нажмешь, он тебе: додиееееез. И еще там классная кнопочка была, под правой рукой, на нее нажмешь а баян только: тсссссс... Воздух выпускает.

После такого экспириенса я пришел к родителям и говорю - мол, надо обеспечить. Родители вздохнули и повели меня в музыкальную школу. А там, в музыкальной школе, баянист и гармонист, учитель Попов. Но не родственник, нет. Так, однофамилец.

Он на меня посмотрел и сказал - сделай так: а сам пальцем по столу - та-та-татата - "Спартак-чемпион". Я плечами пожал и в ответ ему - тататата-та-та! - типа, "наданада еще". Тогда он посмотрел на родителей и сказал, мол ваш мальчик для игры на баяне вполне подходит. Заверните.

И стал я в музыкальную школу ходить. Мне купили баян красного цвета по имени "Огонек". И ноты из серии "Библиотека баяниста" сразу за 4 класса. Зря, как оказалось.

Потому, что первый облом в музыкальной школе назывался хор. Хор я искренне не понимал. Ведь я пришел не петь! Я пришел учится на баяне! Я бы еще понял, если бы я стоял впереди, такой весь красивый, в картузике, а позади меня хор в 24 глотки пел "Калинку", почтительно умолкая в том месте, где я бы выдавал соло. Такой хор я бы одобрил. А тут мало того, что он ни разу не такой, так еще и в субботу, в девять утра! Отказать, однозначно!

Второй облом назывался баянист Попов. Его любимым развлечением было дождаться, когда я слажаю в гамме до-диез-мажор, достать из шкафа своего пятирядного монстра (я о баяне сейчас), и, бросив через плечо "вот как надо", пятнадцать минут наяривать фуги Баха. Я не знаю, может у него такой педагогический прием был. Чтобы показать, что нет предела совершенству баяниста Попова, и все такое. Но со мной этот прием не срабатывал. Я тихо ненавидел и его, и его баян, и через его баян - все баяны мира.

В школу я перестал ходить в ноябре. Дома я собирал ноты в пакетик, надевал пальто и шел куда угодно, только не в музыкалку. По два часа скитался по улицам. Изучал географию поселка.

Через две недели мама спросила меня:

- Скажи, ты в музыкалку ходишь? Только честно?

- Нет, - честно ответил я.

Так бесславно закончилось мое музыкальное образование.

Баян потом продали Муртазину, а "Библиотека баяниста" за четыре класса долго пылилась где-то на задворках, пока ее не выбросили.
corumji: (Битл)
Я сначала хотел в этом месте про ондатра написать. Про то, как его с дровами из леса привезли, словно чебурашку в апельсинах, как он потом вокруг бани бегал и как его Бабенко совковой лопатой насмерть убил. Но потом подумал-подумал - и передумал. Потому, что во-первых, это грустно, а во-вторых, ондатр для меня - животное непостижимое. Я с ним мало в жизни сталкивался, да и то, чаще, в виде шапок.

Поэтому я лучше про лошадей напишу.

На самом деле, лошади для меня - животные еще более непостижимые, нежели ондатры. Но, во всяком случае, шапок из них не шьют. И совковой лопатой их у меня на глазах не убивали. Поэтому про лошадей мне как-то проще. Психологически.

Я вообще животных люблю. Но не в том смысле, как сейчас некоторые подумали, а платонически. Ну, некоторых еще - гастрономически. А в младших классах вообще мнил себя юннатом, несмотря на то, что в нашем втором "а" признанным знатоком фауны считался Серега Беликов. Эдакий Эрнест Сеттон-Томпсон. Почему - хоть убей не знаю. Наверное, потому, что у него была коллекция марок с животными. А может, по какой другой причине. Вообщем, животных я любил, но лошадей всегда как-то выделял. Ну, и котов, конечно, но о котах после. Тут про лошадей.

Потому, что у них глаза. Вы видели какие глаза у лошадей? Воооот. А еще были богатыри и красноармейцы. Вольга Буславлевич, Чапаев и Олеко Дундич. И вот мне тоже представлялось, как я - верхом! В бурке, с усами! Но - не складывалось. Любить - любил, а вот верхом как-то не очень.

Было тогда мне лет восемь-девять. Гостил я у деда в селе Иванов Мыс, что в Омской области. В то же время там случился мой брат двоюродный, Лешка. И что-то как-то поехали мы куда-то с дедом на машине в лес. За грибами, что-ли? (Я в этом месте смутно помню, а врать не обучен). Факт в том, что в лесу мы встретили пастуха. (Кого он там пас, зайцев, что-ли? Ну да ладно, будем считать, что это была опушка леса). А был тот пастух на лошади. Или это конь был?. Пока дед с пастухом о чем-то там трепались, мы с Лешкой вокруг этого коня (или, все-таки, лошади?) слонялись с независимым видом - мол, что мы, лошадей не видели, что ли? Хотя на самом деле жутко хотелось прокатится.

Но дед нас быстро раскусил, и, хотя прокатиться нам не дали, но сфотографироваться верхом пастух великодушно разрешил. Ну, мы и сфотографировались, по-очереди. Сначала Лешка, потом я.

А когда мы ехали домой, Лешка мне сказал, что, мол, когда он сидел в седле, лошадь целых два(!) шага вперед сделала. То есть он вроде даже как-бы прокатился. И лыбится, довольный! Тут мне так обидно стало - когда я фотографировался, эта тварь даже не шелохнулась! А тут целых ДВА шага. Ну и затаил, разумеется.

Дождался, пока Лешка домой в Омск уедет, и пришел к деду. Так и так, говорю - смерть, как хочу верхами, надо бы обеспечить. Дед вздохнул, надел картуз и пошел к пастуху. А я за ним засеменил. Дед зашел в дом, поговорил о чем-то с пастухом, вышел и отвязал коня, который стоял возле ворот.

- Садись, - говорит. Дед, в смысле, не конь. Ну, я и сел на него. На коня, то есть. И так легонечко, пятками, в бока - тыц! И поехал...

...Бывают в жизни редкие минуты счастья. Еще реже случаются такие минуты - когда ты понимаешь, что это - минуты счастья.

Но это были именно такие минуты.

Смачно пахло кожей и конским потом. Под задницей волшебно скрипело седло, под седлом ходила ходуном спина большого и сильного зверя. В руках были поводья, я тянул их правой рукой, и лошадь послушно шла направо, тянул левой - и она так же послушно ложилась на прежний курс. Финиш, абзац, тушите свет, выносите детей и женщин. Пароксизм довольства!

Но я был мудрым ребенком. Я понимал, что много счастья зараз - это плохо. Не умом конечно, нет. Спинным мозгом. Поэтому, когда мы доехали до конца улицы, я сказал, что мне уже хватит. Дед меня явно не понял, но я не мог объяснить ему про счастье, поэтому сказал, что мне надоело. Дед меня не понял еще больше. Но ничего не сказал, а пошел отдавать коня и бутылку водки пастуху. Потому что они за бутылку водки договорились меня катать.

Но я-то тогда этого не знал! Меня не предупредили! Я ведь как, я ведь думал, что если у одного человека есть лошадь, а другому человеку очень надо прокатиться - то тут всё ясно и дело, можно сказать, решенное! И так все опошлить бутылкой водки. Обидно...

Ведь если бы я знал, я бы тогда до вечера катался! И черт с ним, со счастьем-то...

А больше как-то не довелось, верхом-то.
corumji: (Default)
Следующая история случилась летом 1999 года, на фестивале исторической реконструкции "Лик Волка". То есть сначало случилось лето девяносто девятого, в нем случился фестиваль, а на фестивале - вот эта самая история.

Надо сказать, что меня на том фестивале не было, поэтому все что произошло, я знаю с чужих слов. Могу чего и напутать. Со мной в это время случалась совсем другая история, о которой [livejournal.com profile] ragnarsdottir уже несколько дней просит меня рассказать. Там были узбеки, но о них как-нибудь в другой раз. А сейчас - про Мерлина.

Вообще-то он Лешка, но так уж исторически сложилось, что одновременно он - Мерлин. А раз сложилось - то пусть так и будет, ничего трогать и менять не станем.

Так вот. Фестиваль подходил к своему логическому завершению. Все турниры были сыграны, призы - розданы, водка - выпита. А какое логическое завершение может быть у фестиваля исторической реконструкции? Только одно - пир горой! Поэтому быстренько отправили гонцов в город за водкой, забили барана, сварили умопомрачительный (как мне его описывали) бухлер и сели за стол. Все сели - и Миша-Каган, и брат его Витя Харитонов, и Шутка, и Балин с Гренди, Кирилл сел, Антоха, Бенька тоже сел. Много народу село - стол длинный был. Не хватало только меня с Юлей - мы в это время где-то с узбеками телепались, да Мерлина.

А Лешка опоздал. Может, спал где, может в пописать отошел, не знаю, а врать не буду.

А стол, он хоть и длинный был, да не резиновый. Поэтому когда Мерлин пришел, то свободным было только одно место - с самого краю. И до того неудачное место - сядешь на него, и тут же падать начинаешь. Потому что скамейка такая была. А чтоб она не падала, там была специальная подпорка, в виде палочки. Она вывалилась, и для того, чтобы сидеть нормально, надо было это подпорку поставить на место. Но все осложнялось тем, что на скамейке уже сидел один дядечка, и надо было его поднять, чтобы все наладить. Ну, чтобы привстал он хоть чуть-чуть.

А как это сделать? Да проще простого - попросить.

Мерлин осторожно похлопал дяденьку по плечу и, наклонившись к его уху, вежливо сказал:

- Нагнитесь, пожалуйста, я палочку вставлю...

И долго не мог потом понять, почему весь народ вокруг ржет и медленно сползает под стол.
corumji: (Default)
Мама вчера говорит:

- Вот, завтра канун Крещения, надо будет ночью поставить воду, она будет Святая.

Я улыбаюсь.

Мама:

- А чего ты улыбаешься? Я недавно открыла банку, которую в прошлом году заряжала, так она до сих пор не испортилась!

- Мам, такое ощущение, что ты заряжаешь воду только для того, чтобы посмотреть, какая она будет через год неиспортившаяся!

Мама задумалась, потом говорит:

- Не, ну мы еще в ней весной семена замачиваем...

Ну не в трех же литрах!
corumji: (Default)
Вот многие считают, что я добрый. А некоторые - что даже чересчур.

А я вам на это скажу - фигня все это! И даже контрпример приведу! В доказательство, как меня в институте Лидия Ханхаевна учила.

Я тогда на втором, что ли, курсе учился. Или даже на первом, хотя это и не важно. А важно то, что была весна. Но в этом месте память моя играет со мной злую шутку. Потому, что с одной стороны, мне помнится, что с крыш вовсю текло, лужи под ногами, и запах, такой, весенний - земли подсыхающей. А с другой стороны - что все люди уже в рубашках и футболках ходили. Мда... Вот такая вот странная весна была. А что? Мои воспоминания, как хочу, так и вспоминаю!

Ну, значит вот. Весна. С крыш капает, лужи под ногами хлюпают, я иду, в рубашке с коротким рукавом, мороженое ем. Обычно-то я покупаю пломбир "Советский" в вафельном стаканчике, а тут вдруг купил в вафельном рожке. В такт весне, видать. Вкусный! Иду, ем, душа поет. А навстречу - дядечка.

Славный такой дядечка, на Жванецкого похожий. Михал Михалыча. Маленький, толстенький, лысинка в лучах весеннего солнца - так и играет! И сразу всем понятно, что и настроение у него замечательное, и душа поет, потому как весна, и вообще. Одним словом, с какой стороны не взглянешь - положительный дядечка. Аккуратный.

Он мне навстречу, а я, соответственно, ему. А вы помните, да, что вокруг весна, капель, мороженое и все такое? То есть все - хо-ро-шо все вокруг! Не предвещает. Но в тот момент, когда мы с ним поравнялись, у меня внутри что-то так: щелк! щелкнуло. И появилось желание рожок с мороженым из прямого хвата в обратный перекинуть, словно Стивен Сигал ножичек в фильме "Захват-два, территория тьмы", да со всей дури дяденьке на лысину прилепить! И посмотреть, какой он будет на единорога похожий. А то (цаца какая!) идет, лысиной солнечные зайчики пускает! Ща, я ему...

И, надо сказать, что Жванецкого-то я уважаю. Даже очень. И мороженое люблю - чтобы так им раскидываться. Но желание необоримое возникло, факт.

Вот скажите мне, разве может добрый человек незнакомому дядечке ни с того, ни с сего мороженое в вафельном рожке на лоб прилепить? Вот и я считаю, что нет. У него даже желания такого возникнуть не должно.

Не, ну я и не прилепил, конечно. Сдержался. Но - не потому что добрый, а потому, что у меня крепкая внутренняя дисциплина, вот!

Ergo я не добрый. Quod erat demonstrandum.
corumji: (Default)
А вот ездили мы еще как-то на Байкал отдыхать.

На косу. На пару дней. Мы - это я, Кирилл, Антоха и Таня. У Антохи к Тане чувства. Высокие - не допрыгнуть. Поэтому, когда мы рано утром проснулись и пошли купаться мужским коллективом в Байкале, он сказал:

Хотя перед тем как он сказал, можно я скажу? Спасибо.

Так вот, вода утром в Байкале бывает двух видов: либо очень холодная, либо лед. Это на основе моих личных ощущений. Поэтому понятие "купаться в Байкале" - весьма и весьма относительное, занятие для настоящих мужчин и требует большого расхода внутренней энергии ци. В этом месте я снова передаю слово Антону:

- Парни, там Таня в палатке спит, поэтому давайте купаться тихо и не орать, чтобы ее не разбудить, - это он так о Таниной психике заботился. А перед этим он нам еще материться запрещал, падла! Я щас все про него расскажу! Всю правду-матку!!! (Вообщем, пока я тут слюной исхожу, слово возьмет Кирилл Владимирович).

А Кирилл чего, Кирилл как всегда - голая логика:

- Антон, - говорит, - если я не буду орать, меня просто изнутри порвет. Представляешь, как удивиться Таня, когда выйдет из палатки, а по всему берегу - кровища, внутренности раскиданы?

И пока Антоха это представлял, Кирилл с гиканьем ломанулся в гостеприимные воды Байкала.

...короче, разбудили мы Таню...
corumji: (Default)
Хоть убей, не помню как звали нашего преподавателя по психологии. Вот его самого хорошо помню - дедушка-божий одуванчик, бурят, невысокий, на маленьких кривеньких ножках. А имя - вылетело.

Дедушке было глубоко за семьдесят и он был в маразме. Ну, мне так кажется, справки-то я не видел. А еще у него была молодая жена и семилетний сын. Он нам каждую пару про него рассказывал, если не спал, конечно.

Каждая пара начиналась одинаково. Он медленно входил в аудиторию, так же медленно садился за стол и очень долго копался в своих бумагах. Потом обводил мутным взглядом студентов, делал перекличку и начинал чего-то там читать из старого замызганного блокнота. Читал примерно пару абзацев и медленно засыпал. В этот момент он был похож на терминатора, из которого вытащили батарейку - сначала исчезал голос, потом голова медленно клонилась к груди, потом гасли глаза. Мне всегда казалось в эти моменты, что если подойти ближе и присмотреться внимательнее, то можно будет увидеть тусклый красный огонек, мигающий в глубине его зрачков. Но я ни разу не подходил, не приглядывался, поэтому наверняка сказать ничего не могу, может его и не было там, огонька этого.

Проходило минут десять, он так же неторопливо включался и, как ни в чем не бывало, продолжал читать лекцию. Как правило, с того же самого места, на котором закончил, хотя один раз случился у него какой-то сбой, что ли, и он читал один и тот же абзац четыре (!) раза подряд. Самое веселое, что был у нас на потоке мальчик, Костя Мельников, который этот абзац четыре раза под диктовку себе в тетрадь аккуратно переписал. Но он вообще был странный парень. Страннее него был только Дима Трунин. Кроме него и Кости никто на парах психологии ничего не записывал. Разве что Танюха Макрова, время от времени.

А еще дедушка смешно говорил слово "социальный", глотая букву "и" и растягивая букву "а", так, что у него получалась "соцальная психология" и "соцальный ваукум". "Ваукум" - это не опечатка, это он тоже так говорил.

И имя этого замечательного человека я не помню! Позор мне...

С другой стороны: а знал ли вообще? Вот психологию же не знаю...
corumji: (Default)
Вот взять, к примеру, масаев. У них с инициацией все просто. Взял копье, пошел в саванну, нашел там льва (или он тебя нашел, тут как повезет), одолел его в честном поединке - все, настоящий масай. Последнее время у них, правда, с расходными материалами (читай: львами) туго, на всех рвущихся в real masai не хватает, поэтому теперь можно не убивать, а подойти и дернуть. За хвост там, или усы, или за какие другие выступающие части тела - тут уж кому как фантазия подскажет. То есть, если раньше масаи умели хорошо пихать копьем куда ни попадя, то теперь, очевидно, они гораздо лучше умеют бегать. Ну так ведь Кения, как-никак.

Или еще викинги. У них вообще все просто - вот если ты слонялся без роду племени, а потом вдруг передумал слоняться, то был такой специальный ритуал - этлейдинг назывался. "Введение в род", по-нашему (и нечего ржать!). Самая старшая женщина рода садилась на скамью, раздвигала ноги, а введомый оп-па! и колобком между ними выкатывался из-под лавки. Ну, или выползал, покряхтывая, тут, знаете ли, все от комплекции и возраста абитуриента зависело. А еще шили специальный башмак из кожи задней ноги теленка и все мужики туда по очереди наступали. Тоже в этом какой-то сакральный смысл был, только я не помню уже какой. Ну а потом, разумеется, все дружно пили эль жбанами. Куда ж без этого?

Вообщем, инициация - не инициация, но какая-то определенность в жизни появлялась. Если вчера был невесть-чей-сын, то сегодня - Торлейвсон, или Хальгримсон. Или Карлсон. Как повезет, опять же.

А в наше время с инициацией как-то непонятно. С одной стороны, конечно, прием в пионеры, или выдача паспорта вроде как могут претендовать на это почетное звание, а с другой стороны - вроде как и нет. Нет в нем того размаха - львов или хотя бы пива жбанами. (Хотя у нас в школе после паспорта проставлялись - какая цифра последняя в номере, столько, соответственно, бутылок водки. А если последний был 0, то ставили 10 бутылок. У меня был 0, но я был мальчик воспитанный, поэтому никому водку не ставил - не было у меня таких друзей, кому можно было-бы поставить 10 бутылок водки. А кому постороннему проставляться - так это вообще нонсенс. Ну да я отвлекся).

Вот например, когда я был маленьким, наши соседи Бабенко строили у себя в огороде баню. А бревна пилили бензопилой "Дружба". Потом Бабенко устал и пошел в дом - воды попить, или наоборот, не знаю. Но пилу не заглушил, так и стояла она, тарахтя моторчиком. И как-то сама собой у нас родилась мысль: надо было подбежать к этой пиле и подержаться за ручки, хотя бы пару секунд. Кто подержался - тот молодец, пацан и все такое. А кто нет, тот, соответственно, нет.

Это сейчас звучит смешно, а когда пила тебе практически по пояс, то не очень. А даже как-то страшновато. Но - подбегали, держались. Чем не инициация? Куда, правда, не понятно, но - ритуал! А потом из дома вышла жена Бабенко и тут уже досталось на орехи всем - и инициированным и не очень. Даже Бабенко, и тому досталось.

Это я к чему все? Да ни к чему, так, зубы заговариваю.

Я через неделю в Москву переезжаю, вот и ерничаю.
corumji: (Битл)
Вы бывали когда-нибудь в поселке Янчукан? В том самом поселке Янчукан, что на БАМе, где-то между Северобайкальском и Северомуйском? Нет? И даже название "станция Кюхельбекерская" вам ни о чем не говорит?

Если честно, я не удивлен. Я сам здесь был всего четыре раза. А между тем, здесь живут мои родители. Лет семь как уже.

Почему я называю это странное место "здесь"? Потому что оно здесь, прямо вокруг меня. А вокруг него - тайга и снег-снег-снег. А я, соответственно,внутри всего этого - в тайге, снегах и Янчукане. Ка-ни-ку-лы.

Первые раз я был в Янчукане... Ну, "был" - это сильно сказано. Так, ехал мимо на поезде - с классом в Северомуйск. Не поверите - в бассейн, купаться. Вот вы можете себе представить такую ситуацию? Встать рано утром, сесть в поезд в общий вагон и много-много часов ехать к черту на кулички, только для того, чтобы искупаться в бассейне? Вот и я уже не могу. В Улан-Удэ на Восточном есть бассейн, и ехать туда - от силы полчаса. И я там ни разу не был, даже когда туда дельфинов привезли. А Северомуйске был. В голове не укладывается...

Второй раз я "был" в Янчукане примерно также, как и в первый. То есть - проездом. Только на этот раз с отцом и на машине, и - снова в Северомуйск. Только на этот раз за водкой. Вот в это уже верится, да. То есть мне-то в то время водки было, мягко говоря, паралелльно фиолетово, а вот тот факт, что кто-то может встать рано утром, сесть в машину и много-много часов ехать куда-то к черту на кулички, чтобы купить водку - это и не факт вроде даже, а так, жизнь. Это вам не в бассейн ехать.

Целенаправленно в Янчукан я приехал только год назад. Удивительное место. Вот представьте - железнодорожная станция, школа, администрация и два пятиэьажных дома. Все. Вокруг - Северомуйский хребет и снег. Вот тут подробнее, про хребет и снег.

Юрка (брат мой) говорит:

- Пойдем на гору кататься.

Я, не будь дурак, соглашаюсь - мол, пойдем конечно, чего ж дома-то киснуть. Ну и пошли, дело не хитрое.

Вышли за пределы поселка, углубились в лес, перешли по льду Ангару и давай в гору лезть. Горка, надо сказать, крутоватая. Угол склона, конечно, не нависающий, но где-то около того. Лезли где-то с полчаса, вылезли на перевальчик. Юрка отошел метров на двадцать левее того места, откуда мы вылезли и сказал:

- Вот.

Гора в смысле.

А чего "вот"?! Когда мне говорят "пойдем с горы кататься", так я и представляю себе такой уютный склон, с которого дети на санках едут, кто на пузе, кто на ж...изненно важном органе. А тут чего?!

- Гора, - говорит Юрка. Просто так - мол, делов-то, тут все катаются, даже третьеклашки.

А я и сам вижу, что гора, не долина. Склон, в него деревья натыканы, сосны там всякие, елки. Причем часто натыканы, даже чересчур. Между ними вьется еле заметная колея, вроде бобслейной, только которая "пиль, куриль и долго болель". И угол склона, по субъективным ощущениям, тот самый, при котором прямой угол кипит.

А Юрка, падла ушастая, сел на задницу и уехал.

Ну, тут хошь не хошь, а перед младшим братом в грязь лицом как-то не солидно. Остается только жопой в снег. Вообщем, тоже сел и поехал. Но он-то был в фуфайке! А я-то в пуховике, а он зараза, скользкий! Одним словом, скорость там была - мама не горюй! И ветки какие-то, камни, елки опять-же! Еду, пяками тормозить пытаюсь - снег во все стороны, ничего не видно, только на кочках подпрыгиваю...

Конечно, нельзя сказать, что я и экстрим - братья близнецы и слова синонимы. Но, вроде, и сплавлялся, и в горы лазил, и вообще. Но это даже экстримом назвать нельзя - просто смертоубийство какое-то! На этой горе надо знак поставить "Биологическая угроза жизни", и не подпускать никого на пушечный выстрел.

...короче, не помню, как доехал. Внизу Юрка ждет, спрашивает, как оно?

- Нормально говорю, только кончилось быстро, - отвечаю.

- А помнишь, там бревно поперек лежало, с него еще спрыгивать надо было?

Ага, забудешь такое - синяк, наверное, в ползадницы...

- Ну, было что-то такое, вроде, - говорю.

- Так вот раньше оно над трассой нависало, надо было под ним проноситься, - я как это представил, мне чуть плохо не стало. А Юрка, чтобы совсем добить говорит - А вообще, пацаны здесь на куске линолеума катются, а то так медленно получается.

Ага, правильно говорят, что мужчины - это выжившие мальчишки...
corumji: (Default)
Картина маслом: по улице идут два мужичка в разной степени алкогольного опьянения, вернее тот, который потрезвее (хотя это, разумеется, относительно) тащит на себе своего более удачливого товарища, и укоризненно так говорит ему:
- Эх, что же ты меня не дождался?..


Ага, вдвоем бы они этой водке бы показали...
corumji: (Default)
Сегодня Рад в разговоре на тему исторической реконструкции выдал замечательную фразу:
- Сложно представить себе психологическое состояние викинга, впервые увидившего шотландца в килте...
И с ним трудно не согласится :)
Page generated Jul. 26th, 2017 10:47 am
Powered by Dreamwidth Studios